Изучаем богослужение: вечерня. Встречаем тьму в ожидании света

Продолжаем изучать богослужение Православной Церкви. Сегодня мы поговорим об истории и смысловом наполнении вечерней службы.

Богослужение всегда оживает, если в памяти имеется какая-то о нем информация, поэтому, для более осознанного подхода к службе в храме, сегодня мы обратимся к истории и смысловому наполнению вечерни.

Из всего суточного цикла вечерня, пожалуй, чуть ли единственное богослужение, которое служат в изначально предназначенном для него временном отрезке. Во всяком случае, так происходит во все дни кроме Великого поста и сочельников, когда вечерня служится утром.

Конечно, служить вечернюю службу в утренние часы не совсем нормально. Точнее, к такой традиции можно было бы отнестись снисходительно, как к дани исторически сложившейся современной практике, однако есть одно жирное «но». Такое «но» связано со смысловым наполнением вечернего богослужения. Для того чтобы это понять достаточно молитвы «На сон грядущим» прочитать утром. Согласитесь, как минимум это будет выглядеть странно, если, только проснувшись, мы обратимся к Богу словами: «Подай мне, Господи, эту ночь провести в мире, чтобы восстав от сна, я во все дни жизни моей делал угодное пресвятому имени Твоему и побеждал нападающих на меня врагов… Подай мне мирный и спокойный сон».

Вечерню лучше всего служить в то время, когда мы ее служим в большинстве случаев, и где ее органичное место, а именно – девятый час от восхода солнца, т.е., примерно, на закате.

История

Сегодня нам доподлинно известно, что со времен первых христиан сложилась традиция возносить к Богу молитву в определенное время суток. В этой привязке молитвословий ко времени христиане не были первыми, потому как еще в ветхозаветные времена вечернее (как и утреннее) богослужение было связано с принесением жертв. Также существовал отдельный чин возжигания светильников, горение которых поддерживалось на протяжении всей ночи.

В книге Премудрости, да и, в принципе, у многих пророков можно встретить указания, что жертвы должны быть заменены молитвой и добрыми делами: «К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь, – читаем мы у пророка Исайи, – Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу. Когда вы приходите являться пред лицо Мое, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои? Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие – и празднование!... Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло» (Ис. 1, 11-13…16).

Многие ранние письменные памятники (напр. «Дидахе») вечерние молитвы относят к личной практике христиан. Но вот в знаменитой переписке Плиния Младшего с императором Траяном (а это примерно 112 год) консул упоминает о вечерних собраниях христиан, совершавшихся ради общей трапезы.

Спустя примерно столетие, уже у Тертуллиана есть указания на агапы (трапезы любви), также совершавшиеся вечером. В памятниках III века об агапах упоминается все больше и больше, что говорит о ранней форме вечернего богослужения. Так, например, в «Апостольском предании» не просто идет речь о вечерних молитвах, но и дается краткое пояснение к ним.

Молитвы эти совершались в указанном девятом часу и по смыслу были связаны с воспоминаниями пришествия Христа в мир, Его страданиями и Крестной смертью. Также в рассматриваемом письменном памятнике идет речь о вечерних трапезах, на которых пелись псалмы и, подобно ветхозаветной, существовала традиция благословения света. При этом диакон заносил в собрание христиан светильник, а епископ или пресвитер читал благодарственную молитву Богу Отцу за то, что Он просветил нас через Иисуса Христа и даровал вечерний свет, т.е. свет лампад и свечей.

Содержание

В IV веке мы уже можем видеть суточный круг богослужений, схожий с тем, что имеем сейчас. Евсевий Кесарийский пишет, что во всем христианском мире вечерня и утреня были важнейшими частями суточного цикла, при этом указывает на присутствие в чине вечерни 140-го псалма, хотя, очень вероятно, что попал он туда намного раньше, ведь о нем писал еще Ориген. Напомним, что 140-й псалом начинается словами «Господи, воззвах», его поют в наших храмах на вечерне и по сей день.

Интересно, что в таком, относящимся к сирийской традиции IV века, памятнике, как «Апостольские постановления», описано начинание вечерни с пения того же 140-го псалма, после чего диакон говорил ектеньи об оглашенных, кающихся и обуреваемых. Затем люди из этих категорий удалялись с молитвенного собрания, и начинались коленопреклоненные молитвы верных. Далее следовали воспоминания о творении мира, благодарение за свет, некоторые прошения и отпуст.

К слову, гимн «Свете тихий» как раз относится к упомянутому благословению света. Есть мнение, что именно о нем вспоминают святители Василий Великий и Григорий Нисский, когда описывают вечернее богослужение Каппадокии. Подобным образом совершалась вечерня и в Иерусалиме, только при этом она была гораздо более насыщена различными псалмами и антифонами, а вот в качестве начальных использовались псалмы из 18 кафизмы. Сегодня при совершении вседневной вечерни читается именно эта кафизма, хотя в большинстве приходских храмов она опускается.

В VIII веке в начало иерусалимской вечерни был помещен 103-й псалом («Благослови, душе моя, Господа, Господи Боже мой, возвеличился Еси зело»), остающийся на своем месте и сегодня. Здесь же мы также встречаем упоминание об употреблении гимна «Сподоби, Господи» и песни Симеона Богоприимца «Ныне отпущаеши».

Особенности кафедрального иерусалимского богослужения впитал в себя монашеский палестинский Часослов, получивший широкое распространение в Церкви в следующем IX веке. А когда в XII-XIV столетиях Иерусалимский устав сделался общепринятым, то и Часослов также прочно вошел в богослужебное употребление, активно используется он и до сего дня.

Как мы видим, вечерня — это не набор случайно собранных псалмов, гимнов и молитвословий. Все вошедшие в нее тексты раскрывают нам тайну спасения во Христе. Конечно, наиболее ясно эта тайна актуализируется на литургии, когда верные приступают к Евхаристической Чаше, но суточный круг является подготовкой к этому Таинству, а вечерня его открывает. Однако мы должны понимать, что этим смысловое наполнение вечерни не исчерпывается. Так, к примеру, в 103 псалме воздается хвала Богу за то, что Он сотворил весь мир, а затем следует и «вечерняя» тема: «Он сотворил луну для указания времен, солнце знает свой запад. Ты простираешь тьму – и бывает ночь: во время нее бродят все лесные звери; львы рыкают о добыче и просят у Бога пищу себе. Восходит солнце, и они собираются и ложатся в свои логовища; выходит человек на дело свое и на работу свою до вечера» (Пс. 103, 19-23).

Далее богослужебные тексты наполнены словами благодарения за прошедший день с просьбами о прощении грехов, совершенных в уходящем дне – сюда можно отнести гимн «Ныне отпущаеши». Также в вечерне важно, что христиане встречают сгущающуюся тьму со светильниками, символизирующими Свет Христовой Истины. В богослужебной традиции день начинается вечером, с одной стороны, в связи с оглядкой на Шестоднев, где постоянно звучит рефрен «И был вечер, и было утро», с другой же стороны – это напоминание, что какой бы непроглядной не была тьма, за ней обязательно последует свет.

*   *   *

Если историю формирования вечерни мы и позабудем, то смысловое наполнение стоит все-таки получше закрепить в своей памяти, так как от этого зависит наш настрой на молитву, а впоследствии и отношение, и восприимчивость к ней.

 

Протоиерей Владимир Долгих

https://spzh.news

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *