О святителе Луке и сердце как средоточии настоящей веры

Как нам всем известно, 11 июня Православная Церковь празднует память свт. Луки, архиеп. Симферопольского и Крымского.

Я не устану повторять, что он был удивительным человеком, нашим современником, жизнью, трудами и подвигом вымучивший свою святость.

Владыку Луку можно назвать легендарным человеком, но в нем нет ни малейшего «напыления» мифической или сказочной легендарности. Он был и остается великим человеком, но в нем нет и капли спеси, надменности или самолюбия. Он был властным архиереем, но при этом далеким от тирании. Он был строгим пастырем, но переполненным любовью, которая изливалась с избытком на всех. Владыка Лука прежде всего был требовательным к себе, оттого мы все его так любим, оттого в 1961 году его хоронил весь Симферополь. Тысячи людей вышли попрощаться со своим пастырем, и это при том, что на дворе были «хрущевские» времена с их «оттепелью», излившейся в очередные кровавые расправы над христианами.

Говорить о святителе можно много, однако наиболее ценными для нас являются его молитвы, возносимые теперь уже перед Престолом Всевышнего, а также те наставления, размышления и советы, кои родились в глубине его страдальческого, но наполненного невероятной верой сердца. Владыка и сейчас продолжает нас учить и вести к Царству Небесному, дело осталось за «малым»: самим откликнуться на его призыв, усвоить и воплотить в жизнь то сокровище, которое он нам оставил.

Я не зря вспомнил о вере и сердце, потому как сказать хотелось бы именно о них. Святитель Лука немало внимания уделяет христианскому учению о сердце как средоточии духовной жизни. С одной стороны, мы знаем, что это мышца, качающая кровь, с другой – мы давно привыкли, даже чисто на интуитивном уровне, все наши переживания, тревоги и радости связывать именно с сердцем. У каждого человека ведь сердце не только бьется, но и боится, страдает, тоскует, чувствует, скорбит и, конечно же, радуется и веселится. Кроме того, вслед за апостолом Павлом, владыка подчеркивает, что сердце «обладает высшей способностью ощущать Бога», как писал еще пророк Иеремия: «было в сердце моем, как бы горящий огонь» (Иер. 20:9). Человеческое сердце можно также назвать «органом» духовной жизни, «органом» веры, ведь именно благодаря ему мы способны отличить Духа света от духа тьмы. От этого выбора и зависит, станет оно престолом благодати или престолом ненависти и далее – ждет нас блаженная вечность или вечная смерть.

Настоящей веры не бывает без чистоты сердца, именно поэтому одну из своих проповедей святитель Лука заканчивает ссылкой на слова 50-го псалма: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс. 50:12). В этом коротком и привычном обращении содержится глубокий смысл. Для того чтобы уловить его, нужно обратиться к оригиналу текста, где глаголу «созижди» соответствует глагол «бара». Мы помним, что до этого он употреблялся при повествовании о творении мира, где означал творение «из ничего». Что же тогда он делает в покаянном псалме? Чего просит царь Давид? Во-первых, глагол «бара» может означать не только творение «из ничего», но и творение чего-то «совершенно нового», чего не было прежде. Таким образом, и Давид, и мы вместе с ним просим Бога даровать нам совершенно «новое» сердце, взамен тому, греховному, которым мы обладаем в текущий момент. Во-вторых, мы помним, что 50-й псалом родился после того, как пророк Нафан обличил царя за то, что тот взял Вирсавию, а ее прежнего мужа Урию отправил на смерть. Так вот, раскаявшийся Давид просит у Бога создать ему «новое» сердце «из ничего», так как у него, вследствие грехопадения, уже нет никаких заслуг, из которых Господь мог бы его восстановить. В-третьих, употребление глагола «бара» указывает на то, что чистоту сердца невозможно вывести из природы человека, так как святость – это некая новая стадия в иерархии бытия, соединяющая творение со своим Творцом и достижение которой невозможно силами одного лишь творения. Об этих важнейших смыслах мы должны помнить всякий раз, когда обращаемся к Богу словами 50-го псалма.

Только такое, очищенное от «коросты» греховности, сердце становится средоточием настоящей, глубокой веры. Если мы думаем, что это удел лишь отдельных подвижников, которых в мире становится все меньше, то глубоко ошибаемся. Дабы укрепить наше дерзновение в духовных трудах, святитель Лука указывает несколько примеров Священной истории.

Первый – события, происшедшие в доме Симона-фарисея. Мы помним, как он в мыслях усомнился в Спасителе, потому что Тот не предпринял никаких действий, когда блудница плакала у Его ног, возливала на них миро и отирала своими волосами (Лк. 7:39–48). Христос обличает показательное и юридически «кристально чистое» благочестие Симона и прощает грехи падшей, но искренней женщине. Святитель добавляет: «Два сердца человеческих пред нами: всеми презираемое и поносимое, но полное тоски по чистоте и преклонения пред высшим совершенством и святостью, оправданное Господом Иисусом Христом сердце блудницы и самоправедное, не преклоняющееся даже пред Величайшим Чудотворцем сердце фарисея Симона».

Второй пример связан с историей исцеления слуги сотника, который по своему недостоинству просил Спасителя лишь произнести слово, дабы его слуга выздоровел (Лк. 7:2–10). Это еще один случай зависимости веры в Бога от состояния сердца человека. Сотник ведь римский офицер, командир, по долгу службы обязанный приносить языческие жертвы, но при этом любивший еврейский народ и построивший ему синагогу. Что стоит за этими его совершенно несвойственными для римлянина действиями, задается вопросом святитель Лука. Очевидно, непросвещенное, но искреннее сердце, чувствующее превосходство веры в Единого Бога.

Можно еще вспомнить и о сотнике Лонгине, в изуродованном и униженном Христе увидевшем Бога (Мф. 27:40–43), а впоследствии и отдавшем свою жизнь за Него. Владыка Лука указывает нам и на сотника Корнилия из Италийского полка, человека благочестивого, доброго, боящегося Бога, которому недоставало лишь веры в Спасителя и вхождения в Церковь, ради чего к нему и был послан Ангел Господень (Деян. 10:1–6).

Посмотрите, какие образы святитель Лука выводит перед нашим взором: блудница и три римских офицера. У каждого из них имелись свои недостатки и пороки, но у каждого из них были искреннее сердце и живая вера, позволившие достигнуть спасительного пути. «Глубокая вера в Господа нашего Иисуса Христа имеет своим источником чистоту сердца и нераздельно связана с нею», – подытоживает владыка.

В нашей жизни слишком много наносного, искусственного, неискреннего, именно поэтому евангельские грешники и язычники являются примером для нас, их вера, даже еще непросвещенная светом Христовой Истины, часто стоит намного выше нашей веры, нередко наполненной вещами второстепенными. Не зря ведь другой, современный нам подвижник благочестия схиархим. Софроний (Сахаров) говорил, что сегодня мало где проповедуется настоящее христианство.

В христианстве главный Христос, а Он, к сожалению, часто уходит на второй, третий, десятый план, заслоняется обрядоверием, суеверием, вычитыванием молитв, соблюдением правил. И весь этот «суррогат» мы считаем верой. Но такая вера зиждется на рассудке, страхе или даже «духовных рефлексах», но никак не на сердце, а потому легко может быть разрушена. Многие из нас пока еще не сталкивались с реальными вызовами, проблемами и гонениям, когда вопрос ставится «ребром»: или Христос, или жизнь. Святитель Лука всем своим подвигом доказал, что он выбрал Христа, а вот как бы поступили мы, окажись на его месте, – вопрос открытый. Пока еще есть немного времени, давайте не забывать слова владыки о том, что «горячая вера в Него рождается и возрастает непрерывно в сердцах людей, пораженных Божественной, сверхчеловеческой глубиной Его учения, только для Бога возможными чудесами, а больше всего тем глубочайшим душевным потрясением, которое испытываем мы, взирая на Спасителя нашего, пригвожденного к страшному кресту на Голгофе».

 

Протоиерей Владимир Долгих

Портал "Православная жизнь"

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *